Браконьеры поневоле. SmartNews узнал, как из Дагестана незаконно вывозят черную икру

18
голосов

Понравился материал?
нажми ↓

Было интересно!
Прислала
Нелли Шестопалова

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

На контрольно-пропускном пункте «Махачкала» при попытке вывоза изъяли почти 90 кг браконьерской черной икры. Экспертиза сразу показала ее кустарное производство, причем именно дагестанского происхождения. Все документы — с виду абсолютно законные — говорили, что икра произведена в пограничной с Дагестаном Калмыкии на государственном заводе.

В погранотряде рассказывают, что ежедневно в Москву из Дагестана отправляют не только десятки килограммов черной икры, но и около 10 тонн браконьерской осетрины. Если это действительно так, то за год браконьеры и их покровители отправляют из Дагестана до 3650 тонн ценной осетровой рыбы за наличные деньги.

Прислала
Нелли Шестопалова

Фото: Petra Klingbeil

Справка SmartNews

Республика Дагестан расположена на восточном побережье Каспийского моря. Рыбная отрасль Каспийского региона одна из самых развитых. Бассейн содержит до 90% мирового запаса осетровых видов рыб и 80% промысловой воблы. В Каспийском море добывали кильку, сельдь, крупный и мелкий частик. Анализ уровня добычи рыбы и икры в регионе свидетельствует, что официальный улов уменьшается. На территории Республики Дагестан в период с 2007 по 2012 год зарегистрировано почти 3 тыс. преступлений, связанных с незаконным оборотом икры и осетровых. Только за 2012 год пограничники Дагестана изъяли около 3,5 тонны рыбы осетровых пород. 

Народы, населяющие территорию Дагестана, издревле занимались рыбным промыслом. Проживая в устьях рек и на берегу Каспийского моря, они могли поставлять осетров и ценную икру даже к царскому столу. В начале ХХ века в этих же населенных пунктах рыбные хозяйства стали преобразовывать в промышленные предприятия. Основным городом, где развивался рыбхоз, тогда был Дербент. Таким образом, почти 70% всей дагестанской промышленности составляла добыча и переработка рыбы. Внушительные темпы развития рыбных хозяйств продолжались и в советский период, но с распадом СССР в упадок пришла вся рыбоперерабатывающая промышленность, и большая часть рабочих и специалистов, из которых многие были потомственными рыбаками, остались не у дел. 

Прислала
Нелли Шестопалова

Фото: Mark Conlin

Идут в браконьеры как правило вполне нормальные мужики. Просто у них нет другого способа прокормить семьи. Это тяжелый и опасный труд. По экспертным оценкам, в год погибает до 200 браконьерских экипажей, особенно в период зимних штормов. В какой-нибудь Лагани (это поселок калмыцкий) сплошь кладбища молодых людей, которых забрало море. Для эффективной рыбоохраны нужно, чтобы была нормальная работа людям, ведь в этих прибрежных поселках работы нет. Жить можно только морем.

Видео

Браконьеры поймали белугу в Каспийском море

Дагестанская икра расходится по всей России и даже другим странам. Сам процесс отлова рыбы за последние несколько столетий не изменился. Люди выходят в море, закидывают сети и приходят на берег с уловом. Только, как рассказывают и специалисты, и сами браконьеры, если еще лет сорок назад рыбу можно было ловить буквально у берега, то сейчас уходить за уловом приходится все дальше в море и возвращаются «вольные пираты» все чаще ни с чем.

Тут налажено всё: каналы сбыта, продавцы-покупатели, места, где продается рыба. Одними своими силами мы справиться не можем, даже если есть большое желание. Тут нужно подходить с умом. Закроем каким-то чудом все нелегальные цеха, перекроем выход на байдах, ну и что? Икра только подорожает, значит, «вольных пиратов» из других регионов, которые будут еще больше рисковать, станет только больше…

Справка SmartNews

Сегодня в Махачкале, по данным оперативников, действует около 50 независимых друг от друга челночных фирм, специализирующихся на перевозке осетровых продуктов, работающих с 10 крупными холодильниками. Они и отправляют во все концы России браконьерскую осетрину и икру. На дне фуры или рефрижератора заранее оборудуются термосы, куда кладут замороженную в лед рыбу, маскируют сверху картошкой или арбузами.

В начале ХХ века вылов осетровых в Каспийском море составлял 50 тыс. тонн в год, в начале 1990-х — около 14 тыс. тонн, в середине тех же 1990-х — меньше 3 тысяч. А в начале 2000-х на Каспии стали собирать только 800 тонн осетровых в год. Кого винить в этом? Браконьеров, которые становятся на столь скользкую тропу в надежде заработать, или безработицу, которая стала бичом большинства взрослого населения Дагестана?

Прислала
Нелли Шестопалова

Фото: Per Karlsson

Мой отец, дядя, дед и вообще почти все мужчины нашей семьи ловили рыбу. Когда отец работал в рыбсовхозе, он был тружеником, а теперь нас браконьерами называют. А чем нам еще зарабатывать? У нас все вложено в это дело. Не от хорошей жизни мы рискуем собой и в любую погоду выходим в море. Но и этой работы у нас не будет не сегодня, так завтра…

Безусловно, осетровый и икорный бизнес приносит огромные прибыли. Но сами браконьеры сдают свой улов за копейки. Человек, которому доверяют, может купить рыбу и икру с берега по цене в 10 раз ниже рыночной. Более того, за каждый выход рыбаки вынуждены платить «куда нужно», закупать топливо, ремонтировать байды и уходить все дальше в море за жизненно необходимым уловом. Все эти расходы они несут независимо от того, будет улов или нет.

Сейчас икра и «красняк» сильно дорожают, потому что рыбаки за выход в море платят по 20–30 тысяч. Это только для того, чтобы их не трогали. Топливо дорожает, на рынке тут приходится постоянно платить за покой. В общем, везде растут цены. Так что подешевле я вам не могу ни рыбу, ни икру продать, разве что некачественную.

Цену здесь добавляют, как правило, скупщики и перекупщики. Взяв рыбу на берегу, они привозят ее в свои перерабатывающие цеха, где ее упаковывают и отправляют в регионы. Несмотря на то что дело поставлено на поток, производство и перевозка, кроме прямых расходов, подразумевают и косвенные. Платить приходится и за чистую дорогу, и за документы.

Наши машины едут на берег и загружают машины рыбой и икрой. После, уже в цехах, ее упаковывают в зависимости от пункта назначения. Иногда возим в тайниках машин. Иногда прямо в цистернах с бензином, чтобы собаки не учуяли. Икру же часто отправляем с водителями автобусов в коробках. Вариантов уйма. Кстати, до недавнего времени нелегально добытую икру можно было сбыть вполне себе легально: человек приходил в инспекцию и говорил, что, мол, случайно поймал осетра, по глупости выпотрошил и икра есть. Ему давали бумажку и говорили, куда он ее может законно продать. Ну а по этой бумажке никто не проверяет, сколько ты ее сдал — килограмм или 100 кг.

Прислала
Нелли Шестопалова

Фото: UPI Photo/Mohammad Kheirkhah

Экологи уверяют: если браконьерский отлов осетровых продолжится такими же темпами, то через 20 лет каспийский осетр исчезнет как вид. Не лучше обстоят дела и с другими видами осетровых. Для решения этой проблемы, по мнению экспертов, нужно не только ужесточить наказание за браконьерство, но и уделить больше внимания искусственному разведению рыбы.

Справка SmartNews

УК РФ четко регламентирует ответственность продавцов и покупателей за незаконный оборот черной икры.

Статья 174.1 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления») предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок от 10 месяцев до 15 лет со штрафом в размере до 1 млн рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового.

Статья 175 («Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем») предусматривает ограничение свободы на срок до 3 лет, либо арест на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 5 лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев.

Статья 256 («Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов») предусматривает штраф в размере от 100 до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, либо исправительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок от 4 до 6 месяцев.

Прислала
Марина Алехина

администратор

Ну а чего вы хотели от людей, которых оставили без средств к существованию? Всю жизнь люди занимались рыболовецким промыслом, зарабатывали этим себе на жизнь, ничего другого они просто не умеют — так как вы думаете, куда они пойдут и чем будут заниматься?

Прислал
Лев Бабин

Браконьерство можно оправдывать чем угодно, хоть безработицей, хоть беззаконием, но от этого оно не перестает быть преступлением. А все эти крики о безнадеге и том, что негде работать — всего лишь отговорки и банальное нежелание что-либо менять.

Автор

Ксения Гагай

Над статьей работали

Нелли Шестопалова, Марина Алехина, Лев Бабин

10 000 просмотров

28 февраля 2013
10 000 просмотров

8 комментариев к материалу. Показать отмеченные редакциейвсе

Руслан Исаев 14 февраля 2013, 10:25

во время нереста рыба идет против течения рек впадающих в море.В Дагестане еще лет 18 назад пытались изменить природу и просто поставили сети перед каналами и рекой Терек,чтобы рыба не уплывала в соседнюю Чечню.

Отмечено
редакцией

Марина Алехина 14 февраля 2013, 11:43, Изменено: 14 февраля 2013, 13:02

Ну а чего вы хотели от людей, которых оставили без средств к существованию? Всю жизнь люди занимались рыболовецким промыслом, зарабатывали этим себе на жизнь, ничего другого они просто не умеют - так как вы думаете, куда они пойдут и чем будут заниматься?

Отмечено
редакцией

Лев Бабин 14 февраля 2013, 13:00, Изменено: 14 февраля 2013, 13:02

Браконьерство можно оправдывать чем угодно, хоть безработицей, хоть беззаконием, но от этого оно не перестает быть преступлением. А все эти крики о безнадеге и том, что негде работать - всего лишь отговорки и банальное нежелание что-либо менять.

Ivan Borovitcky 2 марта 2013, 21:39, Изменено: 2 марта 2013, 21:40

Лев Бабин,уважаемый! Объясните неразумным-как "кричащий от безнадёги" может что либо изменить в этой ситуации? Выходить на демонстрации или сразу повеситься,предварительно уничтожив свою семью,чтобы не мучились?Или же власть должна заняться своим прямым делом,чтобы изменить ситуацию-дать людям работу,показать возможность жить без браконьерства,без воровства? ,Власть сама,конечно, должна быть честной,не воровской!

Валентина Клеменко 14 февраля 2013, 14:15

Тоже мне, геройский подвиг, 90 кило черной икры, устроили одноразовую показательную акцию, а ведь это уже целый народный промысел, налаженный, со своими поставщиками и каналами сбыта, не хуже наркоторговли. И что, кто-то с этим борется, кто-то всерьез ловит браконьеров?

Инна Новикова 14 февраля 2013, 17:10

Мне трудно представить, сколько рыбы нужно извести, чтобы добыть эти 90 кило икры, а ведь на фоне всей этой рыбно-икорной мафии эти девяносто кило - это так, капля в море.

Александр Смирнов 1 марта 2013, 14:10

Главное что в Кремле не останутся без черной

Ivan Borovitcky 2 марта 2013, 21:11

Как может воровская власть бороться с воровством?

Добавить комментарий